Унификация норм о международной судебной юрисдикции в международном процессуальном праве

§ 3. Особые судебные приказы и штрафы в английском, американском и французском праве

В настоящее время в науке МЧП не существует общепринятой терминологии для определения процессуальной юрисдикции по гражданским делам с участием иностранных лиц. Применение многочисленных терминов («международная подведомственность», «юрисдикция», «общая компетенция», «международная подсудность» и т.д.

) порождает в теории серьезные коллизии: нередко один и тот же термин у разных исследователей используется для определения разных правовых явлений (например, «юрисдикция», от лат. jurisdictio — суд, судопроизводство). И наоборот, одно и то же правовое явление ученые зачастую обозначают совершенно различными терминами (например, разграничение компетенции по рассмотрению гражданских дел между судами разных государств определяется разными исследователями как «международная подсудность», «международная подведомственность» и т.д.). Анализ трудов исследователей в области международного частного права и гражданского процесса позволил А.А. Мамаеву прийти к следующим выводам:

  1. Наиболее часто употребляющийся в российской правовой доктрине термин «международная подсудность» представляется достаточно неудобным и нецелесообразным. В отечественной науке МЧП рассмотрение гражданских дел с иностранным элементом в судебном порядке традиционно изучалось отдельно от рассмотрения таких дел третейскими судами. Как следствие, институт судебной подведомственности указанных дел также изучался отдельно от института арбитражной подведомственности. В этой ситуации использование термина «международная подсудность» являлось приемлемым и оправданным: этим термином обозначалось разграничение предметов ведения исключительно между судебными органами разных государств. Подведомственность же гражданских дел с иностранным элементом третейским судам или административным органам того или иного государства, как правило, обозначалась в трудах российских ученых нейтральным термином «компетенция».

https://www.youtube.com/watch?v=ytadvertiseru

Такое раздельное рассмотрение данных процессуальных институтов вряд ли является удачным. Юрисдикция судов разных государств по гражданским делам (трактующаяся в науке как «международная подсудность») и юрисдикция административных органов и арбитражей (именующаяся «компетенцией») по своей юридической природе являются составными частями комплексного понятия «международная процессуальная юрисдикция по гражданским делам».

Их невозможно рассматривать строго по отдельности, без учета их тесного единства и взаимосвязи. На основании этого представляется, что наиболее удачным термином для определения разграничения компетенции по рассмотрению гражданских дел с участием иностранных лиц между судебными и иными органами разных государств будет являться термин «международная процессуальная юрисдикция».

В свою очередь, единый комплексный институт международной процессуальной юрисдикции будет подразделяться на «международную судебную юрисдикцию» (определение компетенции судебных органов того или иного государства для разрешения конкретного гражданского дела, иными словами, тот институт, который в настоящее время называется «международной подсудностью»), «международную административную юрисдикцию» (определение компетенции административно-распорядительных органов разных государств по рассмотрению дел с иностранным элементом), «международную арбитражную юрисдикцию» (определение компетенции третейских судов, расположенных в разных государствах, по рассмотрению указанной категории гражданских дел) и т.д.

  1. Применение термина «международная процессуальная юрисдикция» является оправданным и с практической точки зрения. В каждом конкретном случае, когда возникает спор между субъектами материального правоотношения либо появляется иная необходимость обращения к правомочному юрисдикционному органу, всегда в первую очередь возникает вопрос: являются ли российские правоприменительные органы компетентными рассматривать конкретное гражданское дело с иностранным элементом, или более широко, в компетенцию системы правоприменительных органов какого государства входит рассмотрение данного гражданского дела по существу, а не вопрос: к компетенции судов какого государства отнесено данное дело.
Предлагаем ознакомиться  Спор с бывшей женой по поводу уменьшения алиментов

Существуют определенные категории дел, разрешение которых в законодательстве разных государств не является прерогативой судов, а входит в компетенцию административных органов (например, некоторые семейные дела или дела, связанные с личным состоянием. Кроме того, в ряде случаев обеспечение и защита субъективных гражданских прав осуществляется органами нотариата).

Существуют также категории гражданских дел, которые могут быть рассмотрены в некоторых государствах лишь общественными организациями (например, рассмотрение трудовых споров нередко относится к ведению профсоюзов или специальных трудовых арбитражей, а большинство внешнеэкономических споров разрешается в настоящее время третейскими судами).

  1. В пользу термина «международная процессуальная юрисдикция» можно привести и такой аргумент. Понятия «подведомственность» и «подсудность» используются только в русском языке, и в российской процессуальной науке они носят только внутригосударственное смысловое значение. В науке МЧП термин «международная подсудность» носит условный характер. То же самое можно сказать и о термине «международная подведомственность». Понятие же «юрисдикция», этимологически вышедшее из латинского языка, является созвучным и одинаковым по своему значению во многих языках мира. Таким образом, данный термин является более удобным и практически оправданным с точки зрения именно международного гражданского процесса, поскольку, в отличие от терминов «подведомственность» и «подсудность», является более «интернациональным».

Унификация норм о международной судебной юрисдикции в международном процессуальном праве

Сам по себе термин «юрисдикция» имеет очень много значений, поэтому для определения компетентной системы правоприменительных органов того или иного государства для рассмотрения гражданского дела с иностранным элементом А.А. Мамаев предлагает использовать термин «международная процессуальная юрисдикция».

Понятия же «подведомственность» и «подсудность», по его мнению, должны использоваться в гражданском процессуальном праве России только во внутригосударственном значении {amp}lt;3{amp}gt;. Институт международной процессуальной юрисдикции классифицируется на несколько видов. Анализ этого института позволяет прийти к выводу, что такая юрисдикция в зависимости от степени определенности делится на определенную и неопределенную.

Предлагаем ознакомиться  Доп соглашение к трудовому договору при смене фамилии образец

Определенная международная процессуальная юрисдикция — это процессуальный институт, устанавливающий, в компетенцию каких правоприменительных органов (судебных, административных или общественных) того или иного государства входит рассмотрение данного гражданского дела с иностранным элементом. Данный вид юрисдикции определяет не только конкретное государство, но и управомоченную систему органов этого государства (суды, административно-распорядительные органы и т.д.).

Примером такого вида международной процессуальной юрисдикции может служить правило, установленное в ч. 1 ст. 20 Минской конвенции СНГ 1993 г. о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (далее — Минская конвенция) в редакции Московского протокола 1997 г. (далее — Московский протокол) {amp}lt;4{amp}gt;

, согласно которой иски к лицам, имеющим место жительства на территории одной из договаривающихся сторон, предъявляются независимо от их гражданства в суды этой договаривающейся стороны, а иски к юридическим лицам предъявляются в суды договаривающейся стороны, на территории которой находится орган управления юридического лица, его представительство либо филиал.

Неопределенная международная процессуальная юрисдикция — это процессуальный институт, с помощью которого устанавливается только государство, в компетенцию органов которого входит рассмотрение конкретного гражданского дела с иностранным элементом. При этом не указывается, какие органы данного государства (судебные или иные) управомочены рассматривать данное дело.

В качестве примера неопределенной международной процессуальной юрисдикции можно привести ч. 1 ст. 29 Минской конвенции, согласно которой по делам о расторжении брака компетентны учреждения договаривающейся стороны, гражданами которой являются супруги в момент подачи заявления. Если на момент подачи заявления оба супруга проживают на территории другой договаривающейся стороны, то компетентны также учреждения этой договаривающейся стороны.

https://www.youtube.com/watch?v=https:accounts.google.comServiceLogin

В приведенном примере содержится определение только конкретного государства, учреждения которого правомочны рассматривать дела о расторжении брака с иностранным элементом. Что же это за «учреждения» — суды, административные органы, церковные организации или что-то еще, — данное правило не устанавливает.

Предлагаем ознакомиться  База данных пограничников на запрет выезда

Библиография

  1. Антонов И.В., Ружицкая Н.В. Механизм разрешения международных коммерческих споров // Закон. 2008. N 1.
  2. Белоусова О.В. Источники правового регулирования в рамках Европейского союза: унификация международного частного права // Журнал зарубежного законодательства и сравнительного правоведения. 2011. N 6.
  3. Беляева Н.Г. Особенности рассмотрения дел с участием иностранных лиц в арбитражном суде: Учебное пособие. М., 2012.
  4. Виноградова Е.А., Филатова М.А. Принципы трансграничного гражданского процесса (ALI / UNIDROIT Principles of Transnational Civil Procedure). М., 2011.
  5. Воронцова И.В. Об обязательности международных договоров по вопросам гражданского процесса // Современное право. 2011. N 3.
  6. Елисеев Н.Г., Вершинина Е.В. Международное гражданское процессуальное право: Учебное пособие. М., 2011.
  7. Комаров А.С. Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА 2010 (пер. с англ. яз.). М., 2013.
  8. Мамаев А.А. Международная судебная юрисдикция по трансграничным гражданским делам. М., 2008.
  9. Осавелюк Е.А. Международный гражданский процесс России. М., 2006.
  10. Осминин Б.И. Разрешение коллизий между внутригосударственным правом и международными договорами // Журнал зарубежного законодательства и сравнительного правоведения. 2013. N 1.
  11. Петрова М.М. Особенности правового регулирования доказательств в международном гражданском процессе // Адвокат. 2011. N 12.
  12. Степин А.Б. Понятие и сущность международных стандартов защиты частного права // Международное публичное и частное право. 2012. N 1.
  13. Хоцанов Д.А. Установление содержания иностранных правовых норм в международном частном праве. М., 2012.
  14. Швакин С.В. Проблемы международного взаимодействия национальных правовых систем // Евразийский юридический журнал. 2012. N 6.
  15. Юрова Н.М. Международное гражданское процессуальное право: Теоретические основы имплементации норм в правовой системе РФ. М., 2008.
Ссылка на основную публикацию
Adblock detector